Новости строительства

"Эльвира" ушла со стройплощадки

20.10.2011 г.

ЗАО "Эльвира" — такого юридического имени читатель может не знать, и это несправедливо. Наследие фирмы украшает Минск, этими объектами мы любуемся и гордимся. Они удостаивались высочайших оценок, как и само предприятие, отвечавшее за все работы, например, при реконструкции Оперного театра. Театр был "твореньем" не весны, но "Эльвиры", которая являлась генеральным подрядчиком. Разумеется, отвечала также за качество и сроки. Напомню, что реконструкция была закончена на полтора года раньше проектного срока! ЗАО в разное время — и тоже в качестве генподрядчика — реконструировало Дворец спорта, городскую Ратушу на площади Свободы и "дом Шменкеля" там же, "городские ворота" (раритетные здания напротив вокзала), комплекс МВД, стадион "Трактор", бани и жилые дома старой постройки... Последним был Белорусский государственный цирк. В общем, "Эльвира" — это звучало. Теперь отзвучало: фирма уходит с рынка. Это успешное предприятие — фактически банкрот. "Эльвира" вешает замок на дверях своего офиса и ликвидируется. На пике славы! Как такое могло случиться?

Подозревается умысел

Искать ответ побудило обращение в редакцию Владимира Гуриновича, директора УП "Электроспецмонтаж". Руководитель не расточает "Эльвире" комплименты, зато имеет претензии. Цитата из письма: "...Окончательный расчет не произведен. "Эльвира" и "Эльвира–строй" суммарно должны нам более 83 млн рублей. Юристы ничего не могут сделать, так как предприятие объявило себя банкротом... Пострадавших немало. Сумма долга превышает (цифра приблизительная) 5 млрд рублей. Но почему у нас можно взять и не заплатить по долгам? Почему Мингорисполком провел тендер и назначил победителем компанию, которая в итоге оказалась банкротом? Есть подсказка. Бывшее руководство открыло новую фирму и продолжает работать..."

"Электроспецмонтаж" выиграл тендер в качестве субподрядчика и поставлял цирку, в частности, электрические шкафы из Европы. Свои обязательства исполнил. Но "Эльвира" заплатила только часть суммы. Официально согласно выписке из реестра требований кредиторов ЗАО признает за собой около 47,5 млн рублей. Но и эти деньги В.Гуринович получить не надеется. В суд, в горисполком, непосредственно к должнику обращался — безрезультатно. По его мнению, в том–то и смысл умышленного банкротства, чтобы уйти и не рассчитаться. Нанимаются, дескать, хорошие юристы, которые "выводят", прячут основные фонды: распродавать формально нечего. Потом, как правило, учредители фирмы–лжебанкрота регистрируют другое предприятие и работают в том же сегменте рынка.

В.Гуринович видит тенденцию: подобные случаи учащаются. Его предприятие за последние 5 лет таким образом "кидали" трижды. Причем один из партнеров повторил фокус дважды. Обанкротился, не рассчитался. Учредил новую фирму и вскоре оставил с носом уже других. Риски увеличиваются.

Пытаясь возразить, рассуждаю вслух. В серьезном бизнесе принято дорожить репутацией. Ее зарабатывают годами и десятилетиями. На торговых знаках нередко указывают год основания предприятия. Если оно продержалось на рынке два десятка лет — это уже знак качества. Если 100 — лучшая рекомендация и гарантия. "Эльвира" имела имя, заслужила репутацию. Какой же смысл тем, кто этого добился, все начинать с нуля?..

На чемоданах

Офис ЗАО еще занимает целый этаж дома на улице Чернышевского. Здесь суета, сдвинутая мебель, упакованные папки и тюки. Но вход еще украшает массивный цветочный горшок в виде римской колонны. Явный символ вечных ценностей. Неужели здесь окопались временщики?

В голосе председателя ликвидационной комиссии Владимира Мумая сквозят обида (на подозрения) и горечь — за судьбу предприятия. Еще недавно здесь работали 762 (семьсот шестьдесят два!) только строителя. Остались... 11 человек. В.Мумай подчеркивает: мы не банкротимся, а ликвидируемся. Решение акционеры приняли еще 10 января, когда лишь месяц минул со дня открытия цирка.

Официальный интернет–портал Мингорисполкома анонсировал его так: "Главное событие уходящего года! 3 декабря Белгосцирк вновь открывает двери после глобальной реконструкции!" Нелогично и неправильно, что предприятие, заслужившее все мыслимые похвалы, уходит добровольно. Почему же?

Полтора сэкономленных года дались нелегко. Строители работали круглосуточно и без выходных. За что, конечно, получали по удвоенным тарифам. Многие работы были уникальны: за опытом приезжали, например, из Москвы, где параллельно реконструировали Большой театр. Потом на "Эльвиру" наложили штраф 3 миллиарда. В частности, за завышенные расценки. Доказать, что такова была рыночная стоимость работ, не удалось. На цирке ЗАО потеряло еще 2 миллиарда. Хотя взялось за объект, который еще не был обеспечен проектной документацией. Ее потом на ходу переделывали, а "Эльвире" приходилось разрушать и строить заново.

Ответы прямые и уклончивые

Выходит, что долги 5 миллиардов рублей В.Мумай признает. Признает и то, что пришлось учреждать другое предприятие — чтобы сохранить "золотой фонд" строителей. Которым, скажем, в Москве за ту же работу заплатят втрое больше, беря в расчет не ветхие тарифы, но лишь конъюнктуру. Что касается претензий "Электроспецмонтажа" и других кредиторов, то они в 4–й очереди. Перед ними — налоги, штрафы и прочие платежи в бюджет, зарплата. В.Мумай заверил, что "делает все возможное".

Но как быть тем, кто эксплуатирует здание цирка? Огрехи в строительстве — норма, для того и существует гарантийный срок. А если генподрядчика нет в природе? Главный инженер ГЗУ "Белгосцирк" Николай Борщевский: "Мы работаем не с "Эльвирой", а с заказчиком, управлением капитального строительства Мингорисполкома. Все вопросы по недоделкам — к нему". — "А проблемы есть?". Ответ уклончивый: "Мы эксплуатируем здание".

В УКСе дали еще более уклончивый ответ. Спросить хотелось многое. Что означает для строительного комплекса Минска потеря столь заслуженного генподрядчика? Ведь не каждый день такое случается: 760 уволенных строителей — не шутка. Есть ли замена? В чем причина и какие отсюда уроки? Но руководство учреждения отказалось вообще говорить о предприятии, которое еще недавно прославляло.

Жаль. Приходится домысливать. Не сомневаюсь, впрочем, что все нужное для цирка и театра будет сделано.

Кое–что о банкротстве

Начальник следственного управления департамента финансовых расследований Комитета госконтроля Владимир Плеханов, во–первых, уточнил термины: не умышленное или фиктивное, а "преднамеренное банкротство" — так его трактует закон. Во–вторых, разъяснил, что процедура доказательства данного состава преступления сложна. В–третьих, успокоил, что явление не носит массового характера, хотя имеет тенденцию к росту. Так, в 2009 году уголовные дела по соответствующей статье департамент не возбуждал вовсе. В 2010 году их было 2, но за 10 месяцев 2011–го — уже три.

В Минском союзе предпринимателей и работодателей ситуацию оценили иначе. В бизнесе действительно есть мнение (и практика!), что иногда выгоднее обанкротить предприятие и открыть новое, чем уплачивать штрафы. Но не для того, чтобы кого–то обмануть, — чтобы просто работать дальше. Иначе на доказательства своей правоты потратишь все силы, все время и все деньги. Мнение, основанное на судебной практике, высказал юридический консультант, специалист по банкротству Виталий Брагинец.

Пример. Банкротится фирма, которая 15 лет успешно торговала черепицей. Но потом кто–то где–то изменил кодировку, предприятию доначислили сотни миллионов рублей платежей: подняться невозможно. Еще хорошо, что люди не теряют надежды продолжить работу в своей стране. Но ведь фирму можно открыть и в другой! Юрист заключает: Директива Президента в поддержку предпринимателей, к сожалению, и сейчас тормозится административными органами.

Директива Президента № 4 "О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь" была издана 4 января 2011 года. Напомню из ее преамбулы: "Главный принцип: конкуренция — везде, где возможно, государственное регулирование — там, где необходимо". Напомню суть: "В целях дальнейшей либерализации белорусской экономики, повышения ее конкурентоспособности и создания благоприятных условий для динамичного и устойчивого развития..." Говорится, в частности, о рыночном ценообразовании и многом другом. Интересно, удержалась бы на рынке "Эльвира", если бы к ней чуть раньше подошли с такими мерками?

...и немного о Японии

Российский писатель Борис Акунин провел интернет–расследование, пытаясь найти самое старое из частных предприятий планеты. Нашел в Японии "Хоси–рёкан" ("хоси" — монах, "рёкан" — гостиница). Заведением владеет одна и та же семья с 717 года. Тринадцать веков!

К чему это? Писатель жестко оценивает российский бизнес: "Никто... не может быть уверен, что завтра кто–то более зубастый не отберет у него бизнес. При туманности завтрашнего дня мало кто решается вкладываться в долгосрочные проекты. Быстро вложил деньги — быстро ушел в кэш..."

Свято место пусто не будет. Место "Эльвиры" займут. Но к нам неизбежно придут и те самые зубастые коммерсанты, не имеющие внутри общего экономического пространства никаких препятствий. Хорошо бы к тому времени иметь — в строительстве и любой другой сфере — свой бизнес: респектабельный, патриотичный, устоявшийся, сильный. Жаждущий не "кэш хапнуть", а нажить столетнюю репутацию. Этот бизнес мог бы быть одной из гарантий суверенности.

А пока уход "Эльвиры", каковы бы ни были его истинные причины, вызывает только сожаление.

Источник: TUT.BY



Предыдущая новость
20.10.11 Кризис жилищного строительства в Витебске: сорвана сдача более десятка домов

Следующая новость
21.10.11 Легче всего теряют тепло "панельки" и дома с пожарными лестницами



Смотри также: Все новости >>
Подписаться на рассылку новостей портала >>

Рейтинг@Mail.ru

наверх