Новости строительства

Модернизация по-китайски: выгода или угроза?

21.08.2013 г.

О тесном сотрудничестве с Китаем в Беларуси говорят не первый год. Заявлено о крупных инвестиционных проектах в строительстве, информационных технологиях и машиностроении. Для работы с китайцами создаются особые правовые и экономические условия. Чего в этом сотрудничестве больше — финансовой выгоды или идеологической поддержки?

Старший аналитик BISS Денис Мельянцов объясняет тесное сотрудничество Беларуси с Китаем, скорее, не экономической, а политической выгодой. "Китай не выставляет Беларуси политических условий. Это крупная страна, готовая инвестировать в масштабные проекты. Однако стоит понимать, что субсидировать экономику нашей страны, как это делает Россия, правительство КНР не станет", — отмечает эксперт.

Для Беларуси же сотрудничество с Китаем — возможность показать миру, что она работает с мировым лидером, заручиться политической поддержкой на международной арене. Товарооборот между странами — на стороне Китая.

— Так что для Беларуси в этом сотрудничестве политической выгоды гораздо больше, чем экономической, — подытоживает Денис Мельянцов.

Для Китая, по мнению эксперта, Беларусь интересна как рынок сбыта своей продукции.

— Существует версия, что Китай будет переносить "грязное производство" на наши территории, хотя подтверждений этому мы пока не имеем. Однако уже сейчас понятно: Китай заинтересован, чтобы продукция совместных предприятий через Беларусь шла на европейский рынок, а также в том, чтобы трудоустроить своих рабочих. Велика вероятность массовой миграции в Беларусь в связи со строительством индустриального парка под Смолевичами, — считает Денис Мельянцов.

Насколько выгодны китайские инвестиции?
Основной тип инвестиционного сотрудничества Беларуси с Китаем — это проектное финансирование, тогда как размер прямых иностранных инвестиций из Китая, на который Беларусь очень надеется, — остается малым.

Проектное финансирование — это китайские инвестиции в конкретные проекты (например, модернизация конкретного белорусского завода или производства) со сравнительно малой кредитной ставкой, и Беларусь берется отдавать эти деньги из доходов, которые даст этот завод или проект. Фактически такая схема представляет собой целевой кредит, который выдается китайской стороной.

Выгода от сотрудничества с Китаем по такой схеме — меньшая кредитная ставка по сравнению с российскими и западными кредитами. С другой стороны, есть реальные и потенциальные издержки.

— Прежде всего, подобные сделки традиционно содержат пункт о том, что не менее 50-70% материалов и оборудования для реализации проекта Беларусь должна заказать непосредственно у Китая. Это ведет к увеличению отрицательного торгового сальдо с Китаем и ограничивает Беларусь в поиске других поставщиков продукции, с более выгодным вариантом по качеству и цене. Это может сказываться на качестве оборудования. Как пример — авария китайской турбины на минской ТЭЦ-5, — отмечает аналитик Белорусского института стратегических исследований Андрей Елисеев.

Таким образом, Китай через связанные кредиты сбывает свою продукцию и имеет определенный доход в виде выплат по кредиту. Беларусь же привлекает денежные ресурсы для модернизации под довольно низкую ставку, но такая схема имеет свои отрицательные последствия, и стоит смотреть по отдельным большим проектам, насколько она выгодна.

— Так, модернизированные за китайские деньги цементные заводы в первой половине 2013-го вошли в ТОП-20 самых убыточных белорусских акционерных предприятий, — приводит пример Елисеев.

Как реализуются самые крупные белорусско-китайские проекты уже сейчас?

Модернизация цементной отрасли
Модернизация цементной отрасли была затеяна как масштабный проект в 2008 году. На трех крупных заводах (ОАО "Белорусский цементный завод", ОАО "Красносельскстройматериалы" и ОАО "Кричевцементношифер") планировалось строительство линий по производству цемента сухим способом мощностью 1,8 млн тонн в год каждая и перевод уже действующих мощностей с природного газа на каменный уголь. Кроме того, проекты предусматривали развитие карьеров по добыче мела и глинистого сырья.

К строительству новых мощностей была привлечена китайская государственная компании CITIC Construction. Основным источником финансирования стали кредиты китайского Эксимбанка на сумму около 530 млн долларов, выданные производителям цемента. Для предприятий также предусматривался целый ряд налоговых льгот и иных мер господдержки, в том числе им была предоставлена возможность беспошлинного ввоза в Беларусь импортного оборудования и материалов, необходимых для реализации инвестпроектов.

Указ президента предусматривал модернизацию в период 2008-2010 годов, однако затем сроки не раз переносились. Последние обещания касаются конца 2013 года.
В 2010 году премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский подвергал резкой критике качество китайского оборудования, ввозимого по данным проектам, а также качество строительных и монтажных работ на Белорусском цементном заводе, предприятиях "Кричевцементношифер" и "Красносельскстройматериалы".

Тогдашний министр архитектуры и строительства Александр Селезнев отмечал, что при приемке первой партии оборудования на Белорусском цементном заводе "на строительной площадке были выявлены дефекты в виде некачественной сварки отдельных узлов оборудования и его покраске".

Была идея привлечь французскую инжиниринговую компанию, однако чиновники эту идею не одобрили.

Обещания увеличить объемы производства цемента слышны из года в год. В 2008, к примеру, вице-премьер Владимир Семашко заявлял, что к 2010 году Беларусь будет иметь 10,5 млн тонн цемента в год. Однако через два года обещания не были выполнены даже наполовину — получено 4,5 млн тонн.

Согласно программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2011–2015 годы, наша страна превышает объемы мирового производства цемента на душу населения в 1,2 раза. Однако в планах правительства — нарастить мощности по производству цемента в два раза.

Чиновники уверяют, что по окончанию модернизации отрасль получит 10 млн тонн цемента в год. Однако потребление цемента на внутреннем рынке не превышает 4–5 млн тонн в год. Еще 5 млн тонн должно пойти на экспорт. На сегодня реализацией продукции за рубеж предприятия занимаются по прямым контрактам, через торговые дома, представительства. Но с ростом объемов производства существующая дилерская сеть не справится, поэтому Минстройархитектуры ставит задачу создать холдинг, который станет главным экспортером стройматериала. От эффективности его работы зависит, сможет ли белорусский продукт обойти конкурентов из соседних стран.

Экспорт изделий из цемента, бетона или искусственного камня
2012 – всего 2 млн тонн – сумма 185 млн долларов
1) Россия — 1890 тыс. тонн
2) Украина — 64 тыс. тонн
3) Литва - 30 тыс. тонн

2011 – всего 1,47 млн тонн – сумма 133 млн долларов
1) Россия - 1413 тыс. тонн
2) Литва - 13,4 тыс. тонн
3) Латвия - 10,1 тыс. тонн

2010 — всего 1,16 млн тонн — сумма 89 млн долларов
1) Россия – 1110 тыс. тонн
2) Литва - 13,5 тыс. тонн
3) Латвия - 6,7 тыс. тонн
Беларусь становится "сборочным цехом" для Китая?
Китай давно стал сборочным цехом для крупнейших мировых компаний. Технологии, которые разрабатывают в силиконовых долинах, воплощают в жизнь чаще всего в КНР. Однако с прошлого года сборочным цехом для Китая стала Беларусь.

В феврале 2012 года в Беларуси были зарегистрированы два совместных предприятия с Китаем — СЗАО "БелДжи" и СЗАО "Союзавтотехнологии".

Общий объем инвестиций составил 244,9 млн долларов. В состав акционеров вошли ОАО "БелАЗ" — управляющая компания холдинга "БелАЗ-Холдинг" (50% акций), корпорация Geely (КНР) — (32,5%), СЗАО "СоюзАвтоТехнологии" — (17,5%).

На этапе обсуждения проекта с руководством китайского холдинга Geely Automobile Holdings Ltd. была договоренность, что завод будет выпускать до 60 тысяч автомобилей в год, а в 2015-2016 — до 120 тысяч автомобилей, предполагаемое количество сотрудников — около 3 тысяч человек.

В июне 2012 года председатель Минского облисполкома Борис Батура сообщил, что совместное китайско-белорусское предприятие Geely планирует в 2013 году выпустить в Беларуси первые 10 тысяч легковых автомобилей. Продажи стартовали в апреле 2013-го. Белорусско-китайская компания представила на рынок модель Geely SC 7 по цене 12 990 долларов. В октябре в салонах должен появиться первый белорусский кроссовер Geely Emgrand X7, о цене которого пока не сообщается.

"Стройка века" — Белорусско-китайский индустриальный парк
До 2020 года под Смолевичами должна появиться особая экономическая зона в Беларуси, где на 50 лет вводится специальный правовой режим и создается совместное белорусско-китайское предприятие (доля Беларуси — 40%, Китая — 60%).

Инфраструктура парка включит в себя многоквартирное и усадебное жилье, промышленные, транспортные объекты. По планам администрации, на территории парка будут жить 25 тыс. человек. На создание общей инфраструктуры планируется направить 500 млн долларов.

По мнению специалистов, государственные затраты в этом проекте минимальные. Беларусь оплачивает лишь то, что будет строиться за периметром парка, на это пойдет около 100 млн долларов. Сумма иностранных инвестиций оценивается в 3-4 млрд долларов.

Какие конкретно производства будут размещены в Смолевичском районе, чиновники не сообщают. Известно только, что это будут предприятия машиностроительной, электронной и химической промышленности.

Первый замгендиректора белорусско-китайской компании по развитию индустриального парка Кирилл Коротеев во время общественного обсуждения заверил участников, что экологические требования к застройке будут соблюдены:
— Грязных производств на территории нет. Все будет сделано по высшим стандартам. Территория разделена на 8 зон — новейших технологий, автомобильного строительства, транспортной логистики, зона исследований и развития, аутсорсинговых услуг, коммерческие зоны и зона будущего развития.

Однако экологи и местные жители заверениям чиновников не верят.

Площадь парка будет занимать около 9 тыс. га. Сейчас на этой территории располагается 15 населенных пунктов, два заказника, водозаборы, водохранилище, санитарная защита, скотомогильник, объект Министерства обороны, месторождения торфа, и практически вся территория засажена лесами.

"Зеленая сеть" и "Экодом" обратились в прокуратуру Минской области с требованием проверить законность государственных экспертиз проекта "Генеральный план Китайско-белорусского индустриального парка". Экологи настаивают, что были нарушены сроки и порядок проведения экспертизы, не учтены данные, полученные в ходе независимой экспертизы.

— Строительство индустриального парка изначально недопустимо на этих территориях, — убеждена активистка "Зеленой сети" Марина Дубина.

Администрация утверждает, что на территории парка не будет вредного производства. Но анализ генерального плана показывает, что под санитарные зоны задействованы огромные территории, сравнимые с крупным производством Минского тракторного завода. Тогда возникает вопрос: что же там собрались производить?

— Что касается заверений о создании в парке зеленых зон, это тоже звучит достаточно спорно. Зачем уничтожать 40% леса первой категории? Чтобы потом создать еще один лес? Мы настаиваем, что заказники нельзя включать в территорию парка, нельзя вырубать леса. Около Минска и так практически не осталось крупных лесных массивов, — говорит Марина Дубина.

Однако вопросы насчет Белорусско-китайского парка касаются не только генплана. Неоднозначная реакция в обществе и относительно массовой миграции граждан КНР, которая ожидается с вводом в эксплуатацию объектов. Доцент кафедры управления региональным развитием Академии управления при президенте Ирина Загорец говорит: люди очень опасаются массового притока рабочих из Китая.

— Я обсуждала эту тему в разных аудиториях — и с руководителями предприятий, и с инженерами. Они признают, что китайцы работают добросовестно, что это трудолюбивый народ, но у себя на предприятии они бы их видеть не хотели, — отмечает эксперт. — Китайцы довольно мирный народ, живут по законам, придерживаются своих традиций, но они практически не адаптируемы в обществе. Они создают свои закрытые диаспоры и в Европе, и в Америке, и в России. Иногда в китайский квартал даже местные жители города и полиция не могут попасть.

Вот почему к процессу миграции, тем более столь этнически разнородному, нужно относиться крайне осторожно, считает эксперт.

А если без Китая?
Быть с Китаем или с Евросоюзом в вопросах реформирования — такой выбор, по мнению экспертов, перед Беларусью не стоит: одно дело — китайские инвестиционные проекты в белорусскую экономику, и совсем другое — реформы, если белорусское правительство на самом деле заинтересовано в экономической и политической модернизации Беларуси.

Нынешнее экономическое сотрудничество с Китаем не мешает Беларуси продвигать инвестиционное сотрудничество с европейскими партнерами, считает аналитик BISS Андрей Елисеев:
— Главное препятствие — не сотрудничество с Китаем, а отсутствие политической воли провести приватизацию и плохой инвестиционный климат (недавние попытки фактически возродить аналог института "золотой акции" это иллюстрируют), который пугает потенциальных инвесторов.

В то же время по-настоящему современные технологии Китай, как отмечает Денис Мельянцов, перенимает у европейцев и американцев.

— Нет никакой необходимости осваивать через Китай западные технологии. А путь европейской модернизации не исключает экономического сотрудничества с любой из стран, если оно выгодно Беларуси, — подчеркивает эксперт.

Если Беларусь хочет обеспечить долгосрочный устойчивый экономический рост, не стоит, по мнению экспертов, ориентироваться на КНР.

— Как показали в своих исследованиях Дарон Асемоглу и Джеймс Робинсон, авторитарные страны в состоянии обеспечить достаточно высокий экономический рост на протяжении сравнительно непродолжительного периода времени, пока не дойдут до перекрестка, где правящая элита должна или передать гражданам более широкие права и развивать реальное верховенство права, чтобы способствовать дальнейшему экономическому росту, или оставить "экстрактивные" политические институты, что неуклонно отразится на экономическом забвении. Китай неуклонно приближается к такому перепутью, — подчеркивает Андрей Елисеев.

Инициативу "Европейский диалог о модернизации с Беларусью" эксперт не считает идеальным вариантом, так как в рамках сотрудничества официальный Минск не проявляет интереса к политическим реформам, но из двух условных вариантов — "не делать ничего" или "делать что-то" — второй, по мнению Андрея Елисеева, предпочтительнее.

Участие Евросоюза в модернизации Беларуси возможно лишь в рамках межправительственного сотрудничества между Брюсселем и Минском. Однако любое реформирование требует разработки единых конкретных рекомендаций относительно возможных преобразований в тех или иных сферах на основе опыта реформ в других странах. Такой подход — приоритет инициативы "Европейский диалог о модернизации с Беларусью".

— Диалог — дискуссионная площадка, позволяющая обсуждать, каким образом реформировать Беларусь, рассчитанная в большей степени на гражданскую инициативу. Но к этой дискуссии могут присоединиться государственные эксперты. Такое сотрудничество позволило бы, изучив, как проходили аналогичные реформы в Польше, Словакии, Чехии, определить, какой опыт европейских стран был бы наилучшим для Беларуси, — считает Денис Мельянцов.

Государство легко может воспользоваться наработками участников Диалога о модернизации и в переговорах на межправительственном уровне, убежден эксперт.

Через обмен опытом может быть разработано альтернативное видение дальнейшего развития Беларуси: в силу закрытости системы в Беларуси государственные эксперты имеют лучший доступ к информации, с другой стороны, у них более консервативное видение, а независимые эксперты способны подходить к процессу модернизации более гибко.

Источник: TUT.BY



Предыдущая новость
20.08.13 МИД Беларуси: Литва получила ответы на все вопросы по строительству БелАЭС. Нужно просто их прочитать

Следующая новость
22.08.13 Новая квартира: планируем вместе



Смотри также: Все новости >>
Подписаться на рассылку новостей портала >>

Рейтинг@Mail.ru

наверх